пятница, 29 июня 2018 г.

Иран движется к изоляции и войне с Израилем

Ситуация вокруг Ирана продолжает ухудшаться. Главным разочарованием для Тегерана стали итоги саммита ШОС (9—10 июня), где он не нашёл открытой и демонстративной поддержки со стороны Пекина, на которую, очевидно, рассчитывал. Об этом может говорить тот факт, что президент Ирана Хасан Рухани накануне своего приезда в Китай провозгласил «новую внешнеполитическую стратегию Ирана» — «взгляд на Восток».

Следует отметить, что для правительства Ирана «ядерная сделка» была весомым аргументом в споре с иранской оппозицией, иллюстрирующим крупный успех — снятие санкций. Проблемы в экономике и социальной сфере действительно воспринимались как временные трудности, поскольку уровень жизни после частичной отмены санкций (Венское соглашение было подписано в июле 2015 года) начал заметно расти. 

Сегодня Дональд Трамп вышел из «ядерной сделки» и возобновил санкции против Тегерана, иностранные компании начали сворачивать свое присутствие в Иране; Европа хоть и декларирует свое несогласие, но на уровне первых лиц признает, что защитить бизнес своих граждан в Иране от американских санкций не в состоянии. 

Москва по-прежнему остаётся одним из гарантов «ядерной сделки» и союзником Ирана в противостоянии новым американским санкциям. 

Это показала, например, встреча президента России Владимира Путина с президентом Ирана Хасаном Рухани, означающая, что Москва сохраняет проиранскай вектор внешней политики и никакой поддержки американской борьбе с Ираном не окажет.

Показателен также визит 9 мая в Москву премьер-министра Израиля Биньямину Нетаньяху. Можно предполагать, что израильский лидер просил Москву о двух вещах — нейтралитете в конфликте «Израиль-Иран» и о гарантиях непоставки С-300 в Сирию. Время показало, что обе просьбы Израиля удовлетворены не были. Это показывает, что в целом Москва пока сохраняет проиранский курс внешней политикию

Китай не стал прямо и демонстративно поддерживать Иран, памятуя об изменчивой внешней политике последнего  

Китай, на первый взгляд, также демонстрирует проиранский внешнеполитический курс. 

Так, Пекин заявил, что «будет рад видеть иранского президента в качестве участника саммита ШОС». Тегеран поспешил это представить как свидетельство того, что «все хотят заполучить нас в качестве стратегического партнера». При этом в СМИ даже озвучиваются «условия, на которых Иран готов к стратегическому партнерству» с Пекином.

С одной стороны, Китай остаётся единственной страной, которая за период антииранских санкций, предшествовавших подписанию в 2015 году «ядерной сделки», не только не сократил, но и нарастил более чем в два раза свой товарооборот с Ираном — с 28 млрд долл. в 2009 г. до 48 млрд долл. в 2014 году. 

С другой стороны, Пекин отказался от ряда проектов в рамках санкций ООН. 

Очевидно, Китай опасается представлять Иран в качестве эксклюзивного партнера и идти из-за этого на открытый конфликт с США, а также, вероятно, прекращать экономическое сотрудничество с Саудовской Аравией и Израилем. 

Возможно, что Китай не готов к такой жертве своими интересами в пользу иранской стороны, поскольку помнит, что Иран ранее и сам не слишком следовал принципам внешней политики КНР.

Так, после заключения «ядерной сделки» команда Хасана Рухани подчеркнуто отдавала приоритет не китайским, а европейским компаниям. В частности, была провозглашена идея создания «собственного «Шелкового пути» — транспортного коридора «Север-Юг», которую в Пекине не без оснований расценили как вызов концепции китайского «Пояса и пути». 

В тот период Иран демонстративно расширял сотрудничество с Индией, что вызывало недовольство китайского руководства.

Вероятно также, что Пекин опасается санкций со стороны США, которые уже приостанавливали поставки высокотехнологичного оборудования для компании «ZTE», что ставило этого гиганта перед угрозой закрытия.

Таким образом, Хасан Рухани со своей командой, прилетев в Циндао на встречу с Си Цзиньпином со списком условий, встретил там сдержанный прием. Переговоры иранского президента с китайским лидером закончились без конкретных результатов и договоренностей, которые устроили бы иранцев. 

Россия может также дистанцироваться от Ирана в обмен на уступки со стороны США 

Будущая встреча президентов РФ и США может поколебать также и отношение России к Ирану. У Москвы и Тегерана имеются серьёзные противоречия по сирийскому вопросу в связи с намерением Ирана сохранить присутствие проиранских сил в Сирии в послевоенный период.

«The Washington Post» сообщила 15 июня, что Дональд Трамп, вероятно, встретится с российским президентом Владимиром Путиным в июле во время саммита НАТО (11—12 июля). Впрочем, внутриполитическая ситуация в Соединенных Штатах — продолжающееся расследование спецпрокурора Роберта Мюллера о «российских связях Трампа» — могут эту встречу сорвать. 

Как представляется, со стороны США России могут быть сделаны предложения, учитывающие её интересы в сирийском и украинском вопросах. Действительно, и Москва и Вашингтон против продолжительного присутствия Ирана в Сирии, которое чревато израильско-иранской войной.
В этом случае Россия также может дистанцироваться от Ирана.

Как представляется, Иран уже сейчас во многом играет роль нового регионального лидера. Это значит, что даже оставшись без поддержки, он не отступит и не станет сдавать свои позиции. 

Таким образом, противоречия между Ираном и Западом усугубляются, а, значит, война на Ближнем Востоке (между Израилем и Ираном) становится всё более вероятной.

Пекин не будет спешить объявлять себя главным партнёром Ирана, поскольку опасается усиления давления со стороны США. Впрочем, Иран остаётся для Китая крайне важным партнёром, а также будущим участником проекта «Один пояс один путь». 

Вокруг Ирана будет и далее складываться ситуация изоляции, поскольку вследствие возобновления американских санкций часть бизнеса уйдёт из Ирана, а Евросоюз не сможет всерьёз такому уходу воспрепятствовать. Россия также может при определённых уступках со стороны США пойти на дальнейшее дистанцирование от Ирана, в том числе, чтобы не быть обвинённой в передаче Ирану технологий ядерного оружия.

Российско-иранские противоречия по Сирии также будут сохраняться. При этом Иран, который уже стал фактически региональным лидером, от этой роли не откажется и не станет полностью выводить свои силы из Сирии. Это делает ирано-израильский конфликт в регионе всё более вероятным.

На данный момент проиранский вектор российской внешней политики сохранится несмотря на все усилия Израиля добиться нейтралитета по Ирану.


Автор: (admin) Администратор Полный текст статьи: http://operline.ru/content/v-mire/iran-dvizhetsya-k-izolyatsii-i-voyne-s-izrailem.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий