воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Поругание Путина

Намедни, утомленный трудами полевыми, вернулся в свое непритязательное жилище, наварил картохи да кота орущего накормил, дабы не мучилось животное с голодухи, а затем прилег на лавку, ноги помыв, да задремал ненароком.

И пригрезилось мне, будто не аграрий деревенский я вовсе, а самый что ни на есть американский генерал. И не издревле штабной чин, из писарей приблудных выросший, а настолько значительный да главный, что все вокруг мне подчиняются и в рот угодливо смотрят, а сам я утыкан звездами да медалями, как дикобраз, и даже на лбу в кепку пришпилены пять звезд, будто бы я отель «Хилтон» или «Космополитен» в Лас-Вегасе. И означает все это это, что не простой я генерал, воспитанный на учете сухпайков и поисках утаенных окурков, огорчающих сердце солдата табачищем, а целый председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил Североамериканских соединенных штатов, и главный военный советник президента.


Снится мне, будто утром понедельника еду я в своем черном, как мой лакированный ботинок, бронированном пятисоткобыльном Субурбане, по Вашингтону, округ Колумбия, а за тонированным окном все сплошь негры-наркодилеры, мормоны, содомиты да трансгендеры зельем торгуют и друг друга линчуют, да так, что даже смотреть не хочется. 

Еду и здоровье поправляю посредством мини-бара, отпивая глоточками патриотический коктейль из диетической колы с элитным отечественным виски «Коппер Фокс», чтобы легкий шум в моей генеральской голове унять да прояснить сознание для дел благих, ибо провел я выходные, подобно другим американским генералам да адмиралам, коллегам своим, в безудержных половых излишествах усердствуя да в беспробудном пьянстве.

И оказываюсь я, наконец, в своем рабочем кабинете, в кожаном кресле сижу с подушечкой под седалищем, чтобы зад мой генеральский не потел и не чесался от работы длительной. А со стен смотрят на меня славные генералы прошлого, Ли, Джефферсон и Джонсон и как будто бы тоже одобряют мой коктейль, который я из рук не выпустил для поднятия духа и просветления разума, а в столе потаенная тумба имеется, в которой мастер-сержант всегда успевает обновить мои любимые напитки, чтобы не волновался я и работал на благо родины без отвлечения на второстепенности. 

Хорошо и покойно у меня на рабочем месте, думаю, вот сейчас допью бокал и еще велю приготовить, как вдруг дверь дубовая заскрипела своими тяжелыми створками и распахнулась во всю ширину, а в нее бочком протискивается мой верный секретарь Левика Монински, за ручки дверные чулками сеточкой цепляясь. Бочком, ибо баба фигуристая и объемами Господь не обидел, широтой наделив не только душевной, но и телесной, чем моему требовательному вкусу изрядно угодил, поскольку женский пол, по моему генеральскому убеждению и душевному настрою, должен таков быть, чтоб и коня на скаку взнуздать, и Субурбан подтолкнуть в распутицу на Вашингтонщине, иначе это не женщина, угодная Эросу, а анорексия ходячая.


Трясет мой секретарь Левика вороной гривой, крупом в полтора ярда восьмерку вращает и косит лиловым глазом из-под челки, дудочки губками складывая, да только не до этого мне нынче: узрел я у нее в руках конверт двойной из плотной бумаги, с топовой пометкой в уголке и полосой черной во весь афронт и сразу стало мне волнительно и напряженно да так, что галстук пришлось отпустить на два дюйма, третий подбородок высвободив. 

Давай, говорю я Левике, срочно сию бумагу мне и ножницы подай, вскрывать буду. И реестр на выдачу клади под роспись, что документ этот я лично получил, а потом взад ступай в приемную и не пускай никого, покуда с содержимым не ознакомлюсь и не позову. И не спорь, женщина, иначе накажу не только дисциплинарной практикой, но и лишу индейки на День Благодарения за казенный счет с арлингтонских подсобных хозяйств воинских частей, там расквартированных.

Надулась Левика, юбчонку свою вниз рванула, будто вражеский флаг с башни,  и пошагала восвояси, тыча яростно в мой паркет шпильками коваными в пять дюймов, будто штыком четырехгранным дырки в лакированном покрытии оставляя – опять придется перестилать, двери за собой с грохотом затворила и затихла, а я краешек конверта аккуратно ножницами вскрыл, шпагат крепящий перерезал, депешу достал и вникать в смысл ее принялся.

А писано в ней президентом, чтобы возглавил я руководство по выработке замысла и планированию стратегическому для нанесения удара по России, да так, чтобы с первого раза, одним махом и всеми силами такое поражение нанести, чтоб уже не оправились русские от массированного удара ракетами, авиацией и бонбами умными высокоточными и глупыми ядерными. Дескать, разгневали подлые русские весь просвещенный мир своими склонностями животными: геев не уважают, насылают коварных хакеров и запасами своими ископаемыми, принадлежащими всему человечеству, не хотят делиться по-честному, бесплатно, а последние портки снимают с добропорядочных европейцев, лишая их нашей сланцевой углеводородной благодати и нас бедствовать принуждают. Да в магометанской Сирии буйствуют, пилотов наших пугая циничным нарушением правил бортового и вертикального эшелонирования, что в просторечии летным хулиганством зовется – а русские этому радуются и глумятся над летной практикой.


Придвинул тогда я к себе телефонный аппарат, трубку взял да грозным басом велел барышне сей же час вызвать ко мне в кабинет начальников оперативных штабов командований на Североамериканском, Европейском и Тихоокеанском театрах, да и начальника Главного управления Стратегических сил страны приказал  доставить ко мне в кратчайший срок, от похмельного лечения отрывая. 

А далее снится мне, что решаем мы, откуда и какими силами внезапно первый и последний удар по русским нанести по имеемой концепции мгновенного глобального удара. И предлагают мне генералы и адмиралы запустить ракет побольше в первом эшелоне, а затем и авиацией ударить по силам русских, развивая успех массированным применением штурмовой авиации и затем и наземные силы подтянуть со всех направлений, и с запада, и с востока, сопровождая все это массированным применением средств разведки и радиоэлектронной борьбы. 


Почти уже сложился замысел, в котором наша победоносная армия пинками гонит русских к Уралу, где их, как тараканов дустом, можно сверху ядерными бонбами посыпать, покуда не помрут все, как вдруг снова двери открываются и входит в них задом наперед уборщик в белом смокинге, за собой, согнувшись, швабру тянет с тряпкой вонючей.


Повышаю я голос и говорю уборщику в зад, мол, уходи отсюда, любезный, здесь важное совещание проходит, для посторонних ушей и глаз не предназначенное, а уборщик выпрямляется и поворачивается, глядь – это же сам Господь в полюбившемся образе Моргана Фримена!


И начинает Морган Фримен нас стыдить и обхаивать, чуть ли не тряпкой по красным мордасам охаживая. Мол, генералы вы большие и толстые, да только ума у вас кот наплакал, раз вы такой примитивный замысел разработали, это даже не замысел и не умысел, а бред собачий на основе непродуманного вымысла. 

Дескать, а ну как европейцы, до жизни и спокойствия жадные, просто не разрешат использовать свое воздушное пространство для пролета средств воздушного нападения, поскольку русские запугали их непременным ударом ядерным за содействие Америке? А знаете ли вы, что запад России и восток ее набиты войсками, как Тузик блохами, а нижняя граница радиолокационного поля там такая, что шелуху от семечек через границу не переплюнуть, оставшись незамеченным, о какой внезапности вы тут рассуждаете? А комплексов ПВО там тьма тьмущая, и в каждом сидит расчет да, в нетерпении самолеты и ракеты ваши сбить, кнопки красные и пусковые ключи царапает ноготками грязными с мазутной траурной каймой.

Много еще о чем говорил Морган Фримен, всего и не упомнишь, а потом сказал, что ошибаемся мы во всем основном и фатально, а надо бы нам хоть на день принять к сведению английский бокс, ибо боксеры, изнурительные раунды проводя, не по кулакам друг друга дубасят, крепость их проверяя, а по мордам, брюхам и печенке. Так зачем вы планируете по вооруженным силам их бить, бейте в уязвимые да слабые места, а они сами падут ниц, кулаки свои обессиленно уронив.

И поведала нам потом реинкарнация господня в образе Моргана Фримена притчу женскую о том, что путь к сердцу мужчины лежит не только через желудок – есть и абсолютно другой: короче, легче, выгоднее и быстрее, а когда воззрились мы на него недоуменно и бросились всем ОКНШ в ноги с мольбой «Teach me!», он ниспослал нам свое откровение, повергшее в шок и трепет аритмичные сердца наши.

Он напомнил нам о Северном полюсе, через который как ракеты, так и стратегические бомбардировщики, вооруженные оными, выйдут на рубеж пуска ракетного оружия, позволяющий накрыть всю территорию Российской Федерации, практически без помех. Он указал на ширину ледовой кромки, из-под которой могут выглянуть на время ракетного залпа наши атомные подводные лодки и тут же скрыться под ней снова, оставаясь неуязвимыми для противолодочной авиации русских и их многоцелевых подводных охотников, уйдя под слой скачка. 


Он просветил разум наш незаселенностью северных территорий России и полной зависимостью российских заводов и военных мануфактур от северных запасов. Ведь в российской арктической зоне сосредоточена большая часть российских запасов золота (40%), хрома и марганца (90%), платиновых металлов (47%), коренных алмазов (100%), вермикулита (100%), угля, никеля, сурьмы, кобальта, олова, вольфрама, ртути, апатита (50%), флогопита (60-90%). Из них Кольский полуостров, Таймыр, Чукотка, Якутия, Норильск – содержат запасы апатитового концентрата (более 90%), никеля (85%), меди (около 60%), вольфрама (более 50%), редкоземельных элементов (более 95%), платиноидов (свыше 98% запасов), олова (более 75% разведанных запасов – Северо-Янское месторождение), ртути (основные разведанные запасы – в пределах Яно-Чукотской провинции, крупные месторождения – на полуострове Таймыр), запасы золота, серебра (около 90%), алмазов (более 99% – на территории Якутии, в Архангельской области и Таймырском АО). И это не говоря уже о том, что подо льдами российской Арктики залегает около 83 млрд баррелей нефти (примерно 10 млрд т), что составляет 13% от мировых неразведанных запасов, а природного газа в Арктике, по данным ученых, около 1550 трлн кубометров.

И вразумил нас Господь Морган Фримен, что нанесение мгновенного глобального удара с северного направления уничтожит все то, чем живет Россия, а армия ее и флот тут же останутся лишены резервов и брошены без припасов и амуниции, засим распадется Россия и получим мы оную с малыми потерями да с большими силами, истребив все, что есть у нее, и  уничтожив и предав заклятию все, что у нее было, и не давая пощады ей, но предав смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла.

И плакали мы от счастья просветления и лобызали ноги Моргана Фримена за ниспосланную благодать, ибо не придется идти нам долиною смертной тени и бояться зла, ибо слова его и его швабра - они успокаивают нас, а чаша моя уже преисполнена колой и виски «Коппер Фокс».

Но, как всегда, нашелся среди нас человек, слабый Верой да сомнениями в ней обуянный, и изрек он гнусаво в упрек Фримену: а как же российская группировка на арктическом направлении?! И привел он цифры, лазутчиками нашими добытые от русских вследствие слабого хранения тайны государственной да распускания языка в питейных кабаках и шинках жидовских: ведь, дескать, в госпрограмме российской заложено ни много ни мало, а целых 118 827 316 082 рубля и 25 копеек на создание и модернизацию группировки до 2025 года! 

И должно быть к этому времени построено созидательным трудом трудолюбивых военных зодчих на архипелаге Новая Земля, в городищах Диксон, Шараповы Кошки, Михайлово, Челюскин,  Чокурдах, Нижнеянск, Черский, Тикси, Таймалыр, Анадырь, Певек, Ванкарем, Порт Провидения и еще десятках мест многих объектов с устрашающими врага возможностями, дабы воздвигнуть непреодолимую стену для каждого покусителя на суверенитет русских в их арктических владениях.


Рассмеялся тогда Фримен, обнял Фому неверующего, главу управления разведки, да молвил мягко: упокой свои волнения, брат, ибо у русских, как всегда, благими намерениями вымощена дорога в Лефортово да в Кресты с Лебедями различных  расцветок и оттенков.

Рассудил Господь Фримен, что львиная доля подрядов на строительство и ввод в эксплуатацию этих оборонных объектов отдана была фактории ООО «АС-Инжиниринг» при Спецстрое России, да фиктивному ООО "ДемСтрой", вообще не имевшим ни опыта строительства таких объектов, ни  возможностей, ни, главное, желания строить для Минобороны России, зато имевшими огромное желание нажиться на присвоенных капиталах. И оказалось, что вместо строительства военных редутов да баз служивых, деньги были уворованы и скрыты для растрат и транжирства в личных целях функционеров.

И восстали органы сыска, выпучив близорукое очкастое око государево, коим мнит себя Генпрокуратура, и были задержаны учредитель и гендиректор ООО "АС-Инжениринг" Андрей Пантелеев и его соратники Петр Кузнецов да главный бухгалтер Наталья Стребкова, и к ним присовокуплен был сотрудник Главного управления инженерных работ № 2 при Спецстрое России Ислам Пирахмаев, который грамоты липовые на освоение военных деньжищ подписывал за немалую долю от уворованного. 

И судили их, и установил суд, что оными злодеями были уворованы, обналичены и растрачены с июля 2014 года по декабрь 2015 года не менее 223,6 миллиона рублей, выделенных из бюджета и принадлежащих Спецстрою России. Украдено было, конечно, больше, но удалось проследить и доказать только эту сумму. Однако европейский гуманизм правосудия российского не позволил посадить в казематы тюремные в Петропавловке либо на каторгу в Сибирь отправить этих чиновников, и обошлись они условными сроками по два года каждому, за исключением Пантелеева, которого упекли все-таки в кутузку на два года колонии общего режима.

А теперь сыскари да прокуроры будут испрашивать из бюджета новые средства на розыск и возврат уворованного, что дополнительным ущербом для тупых русских явится, нам в помощь да в содействие.


И осведомил нас Фримен, что в России так принято, чем больше украл – тем ниже уровень ответственности за содеянное, и давно забыты заветы Петра Великого, огласившего указом своим, что укравший более стоимости метра веревки, на ней же повешен будет. А тем временем объекты не построены, пункты наведения и управления авиацией, радиолокационные посты, позиции для ракетных комплексов, здания да хранилища, арсеналы да склады остались лишь в декларациях о намерениях и в ПИРах. Напомнил нам Господь про Сердюкова, Васильеву, Донских, Адамова, Островерха, Скидан и многих-многих других, укравших сотни миллионов рублей и отделавшихся условными сроками, а то и вовсе ничем, да еще и бонусами прирастая, как, например, Сердюков, занявший ныне пост председателя правления банка с 8 млрд. долларов российских и казахских денег в капитале. А Васильевой, проведшей весь период следствия в роскошных домашних апартаментах да картины писавшей со стихами, говорят и вовсе вернули по суду 325 млн украденных денег. Вернули. Васильевой. Украденные. У народа. Деньги. 


И подытожил Фримен, что при ударе через Полюс северный нам ничего не угрожает. Долетят преспокойно наши ракеты и авиация до самых больных мест российской оборонки и гражданской индустрии, от «Норильского Никеля» и «Северстали» до «Уралвагонзавода» и «Дагдизеля». Больше, больше ракет, больше самолетов, больше сосредоточенности на уничтожении ключевых объектов, и самое главное, надо самые главные усилия и не меньше сотни крылатых ракет направить на ту самое тепличное хозяйство, в котором на нитратах и химикатах, на ГМО и иньекциях растительных гормонов в плоды выращиваются те самые помидоры, которыми торгует на привозном рынке  и травит население этот человек – и указывает своим пальцем на меня…

И тут я проснулся в соплях, слезах и в поту, загремев с лавки и пребольно ударившись черепом о бревенчатый настил. И долго ее в ушах звучал обличительный трубный глас Господа Моргана Фримена, покуда я не заглушил его литром сизой, как лицо Улюкаева, настойки домашнего изготовления.

И, уронив голову подбородком на шершавые ладони, я пьяно вглядывался в портрет Темнейшего, висящий на стене над полатями на 100-миллиметровом гвозде со сбитой шляпкой, понимая, наконец, за что Владимира Владимировича ругают везде и повсеместно, ругают даже те, кто за него голосовать готов ежесуточно и ежечасно. 

Ведь ругают его не за то, что он Путин, а за то, что он все-таки недостаточно  Сталин. У неистового грузина разговор с теми, кто хапнул от обороны, был не то, что короткий, его вообще не было – за него говорил сухой пистолетный выстрел в лоб.

А у нас – плутократия и влажные грезы плебса о справедливости… 

Полный текст статьи: http://operline.ru/content/v-rossii/poruganie-putina.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий