воскресенье, 22 июля 2018 г.

Мой поезд - Россия

Почитал тут про успехи Игоря Сечина на поприще управления госкомпанией «Роснефть» и искренне порадовался за этого преуспевающего руководителя. Всё потому, что многие плебеи на зарплате не понимают, как это сложно - быть патрицием: работать на государство, получать за это деньги бюджетников, которые они платят в виде налогов, и сохранить в себе человеческое чувство не презирать их, мелких, крикливых, жадных людишек, которым вечно чего-то не хватает, которые лезут в чужой карман и считают в нем честно заработанные сотни миллионов, почему-то считая их своими.

И не понять плебсу, что государственный человек просто не может не жить по-государственному. Ему абсолютно не интересны низменные желания простолюдинов, главное – суметь сдержаться и продемонстрировать населению, что ты о нем радеешь, подавляя в душе ненависть к этим копошащимся в своих копейках и коммунальных выхлопах гомоцапусов.

Вот, например, я. Государственный человек, которому государство (или, как утверждала презренная Маргарет Тэтчер – «налогоплательщики») ежегодно оплачивает следование к месту отдыха по избранному маршруту избранным транспортом. Вполне естественно, что я приобретаю максимально комфортный вид перемещения – люксовый вагон в фирменном поезде, в котором, как правило, едут еще около десятка таких же важных и значительных путешественников. Задумчиво глядя на мелькающие за кристально прозрачным окном вагона немецкой постройки бескрайние русские просторы, залитые жарким летним солнцем, в прохладной тиши купе я время от времени нажимаю кнопку вызова симпатичной проводницы, дабы она принесла мне еще порцию напитков, столь милых сердцу активного государственного пенсионера, и тотчас их получаю. ТВ, радио, интернет, питание, душ, кондиционер и масса всяких удобных и приятных мелочей – все это уже оплачено, входит в стоимость предоставленного мне государством билета, и поэтому ничто не отвлекает от размышлений о России и о том, как нам ее обустроить.

И мой мягкий подрессоренный вагон немецкой постройки, в котором даже не слышно стука колес, несется в составе поезда к намеченной цели, словно сама Россия – мощно, плавно и красиво.

Казалось бы – все прекрасно и ничто не сможет помешать государственным мыслям государственного человека. Но вот проблема – к превосходным вагонам немецкой постройки прицепили еще два – наших, зеленых вагонов, символов ушедшей безвозвратно советской эпохи, вызывающих вполне естественное отвращение своей плацкартной забитостью, вонью дошираков и памперсов, остервенело орущими младенцами, потными женщинами и пьяными рудокопами с водочно-пивной отрыжкой.

Им, вот этому сброду мелких налогоплательщиков, мои комфортабельности за их счет неведомы. Они не могут себе позволить ехать в таком же вагоне, как мой – это ползарплаты каждого из них, а государство им не оплачивает поездку, и поэтому они приобретают то, что могут приобрести за свои личные деньги – душную металлическую коробку, раскаляемую солнцем и продуваемую всеми ветрами из-за открытых окон. Даже приезжают они к поезду не так как я, налегке на сияющем чернотой пузатом Лексусе, который оставляется на платной стоянке под надежной охраной – а на забитых под завязку автобусах с мокрыми от пота и липкими сиденьями, давя и пихая друг друга сумками и баулами с их нехитрым скарбом, вареными курицами, растрескавшимися яйцами и пластиковыми бутылками с горячей от жары пепси-колой.
Зато эти плебеи отличаются животной хитростью, наглостью и смекалистостью. Два их плацкартных вагона обладают превосходными гравитационными туалетами – по два на вагон, но их это, видимо, не устраивает. И вот, когда я, накинув на аккуратно выбритую шею заботливо предоставленное мне мягкое полотенце, решаю принять освежающий душ и направляюсь в предоставленных тапках в сияющую хромом уборную, я постоянно вижу надпись «WC» подсвеченную красным – это означает «занято».

Оказывается, не желая пользоваться из-за духоты, очередей и, простите, засранности, но надежными, как автомат Калашникова, гравитационными туалетами (в особенности конструкции гравитационного туалета – использование гравитационного поля Земли, в результате чего при нажатии на специальную педаль открывается отверстие в унитазе и все, что в нем, падает на рельсы), они освоили перемещение через тамбуры из своих плацкартных вагонов в мой, люксовый, и самозабвенно гадят в моем, вакуумном клозете, а также несанкционированно моются в душе. И вот, когда, наконец, когда из-за двери уборной раздается пушечный выстрел «Большой Берты» (это срабатывает вакуумный клапан) и одна из двух надписей «WC», загорается зеленым, оттуда вываливается толстая бабища или полупьяный мужичок, блудливо скрываясь в тамбуре, откуда через стекло видна аналогичная нетерпеливая рожа, нервно смолящая полуобоссаный бычок в страхе быть застигнутым транспортной полицией и получить 500-рублевый штраф.

Я вхожу в уборную и вижу, что все залито водой, пол мокрый, унитаз по краям затоптан грязными ногами, а зеркало, отражающее мое волевое и мужественное лицо и очаровательной формы гладкий череп, забрызгано каплями отвратительной зубной пасты «Хвойная» ядовито-зеленого цвета. В душе валяется какой-то обмылок и, простите, прилипшая прокладка совсем не радует глаз, свисая из-за края мусорного ящика. 

И вот скажите, как получать удовольствие от путешествия за госсчет, когда всюду и отовсюду лезут, проникают, внедряются и стараются хапнуть то, к чему не допущены, вот эти мелкие людишки? Но я действую просто – перед посещением уборной я нажимаю кнопку вызова наряда полиции и сообщаю, что в тамбуре курят. Полицейские, подтянутые, высокие и сильные парни, прекрасно владеющие своей профессией, являются незамедлительно и тут же штрафуют прячущегося в тамбуре плацкартного курильщика, заодно успокаивающе влияя на одуревший от жары и вони плацкарт. И примерно полчаса, пока живая память простолюдина не сотрет из памяти беспокойство, я безмятежно посещаю уборные и наслаждаюсь душем.

На дальней станции, прямо на перроне которой меня уже ждет мощный внедорожник, чтобы отвезти в мое лесное бунгало финской постройки, я схожу, вежливо прощаюсь с очаровательной и отлично вышколенной проводницей (все-таки в РЖД умеют, если захотят!) и, перед тем, как занести свой очаровательный формы, округлый и вполне еще упругий зад на заднее сиденье «Крузера», вижу прилипшие к пыльным стеклам одуревшие лица пассажиров плацкартных вагонов, всунутые в окна бутылки, чтобы те не закрывались, остекленевшие глаза пропойц и потемневшие от пота и грязи бретельки на веснушчатых плечах утомленных жуткой поездкой женщин, то и дело окрикивающих беснующихся детей.

В прохладном салоне двухсотки я молча смотрю через тонированное стекло, как поезд трогается и снова, словно моя родная Россия, начинает движение к цели, которая лично мне абсолютно не нужна – я уже достиг конечной точки своего маршрута, и дальше меня ждут (уже дождались) лишь покой и отдохновение, когда вокруг дома нетронутый лес, вековые сосны – и никого, к моему удовольствию и безмерному счастью.



Автор: (admin) Администратор Полный текст статьи: http://operline.ru/content/stati/moy-poezd-rossiya.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий