понедельник, 14 мая 2018 г.

Запад ищет способы лишить РФ влияния в Совбезе ООН

Возобновление дискуссии о возможной реформе Совета безопасности (СБ) ООН было вызвано очередным витком напряженности в Сирии.
Генсек ООН Антониу Гутерриш заявил, что «СБ ООН представляет тот мир, каким он выглядел после Второй мировой войны», тогда как сегодня [помимо США и России] «очень активны Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие». 
По словам Антониу Гутерриша, во время прежней холодной войны были механизмы для дискуссии и коммуникаций, чтобы «…события не выходили из-под контроля», тогда как теперь таких функций нет. 
Примером тому служит сирийский кризис, где «несколько разных армий, всевозможные ополченцы, боевики со всего мира, сталкиваются разные интересы, идет холодная война, есть конфликт между суннитами и шиитами, существуют и другие разногласия между различными частями региона», при этом «СБ настолько разрознен», что не «может магически решить все эти проблемы».
Очевидно, что противоречия внутри СБ ООН ведут к делегитимации ООН как института. В то же время, обсуждаемая с середины с середины 1990-х годов реформа Совбеза ООН и всей системы принятия решений упираются в ряд трудных вопросов. 
Сегодня Совет безопасности — постоянно действующий орган ООН (один из шести основных органов ООН), который состоит из 15 государств-членов — 5 постоянных и 10 непостоянных, избираемых Генеральной Ассамблеей ООН на двухлетний срок по 5 каждый год. Непостоянные члены Совбеза избираются по географическому принципу, а именно: пять — от государств Африки и Азии, один — от государств Восточной Европы, два — от государств Латинской Америки и два — от государств Западной Европы. При этом лишь постоянные члены Совбеза ООН имеют «право вето» — это Россия, США, Великобритания, Китай и Франция. 
Совбез ООН уполномочен «расследовать любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или угрозе миру и решает, какие меры следует предпринять для восстановления международного мира и безопасности». Совбез может применять принудительные меры к государствам, нарушающим международный мир, в том числе связанные с применением вооружённой силы. То есть, СБ ООН определяет санкции против государств-нарушителей и выносит решение о введении миротворческих формирований в зоны конфликта.
Решения СБ ООН требуют 9 голосов из 15, при этом каждому из пяти постоянных членов принадлежит право вето в отношении решений Совета. Сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования.Совершенно неясно, как объективно оценить, какие иные государства достойны получения особого статуса «постоянного члена СБ ООН». 
Когда 15 сентября 2004 г. генсек ООН (на тот момент — Кофи Аннан) заявил о необходимости реформирования СБ ООН, возникла острая борьба за статус постоянных членов Совбеза.
Так, Бразилия заявила, что имеет право на этот статус «как самое крупное государство Латинской Америки», Германия и Япония — как одни из самых развитых промышленных стран мира и главные спонсоры ООН, Индия — как страна с миллиардным населением, Индонезия — как самая населённая (230 млн человек) мусульманская страна планеты, и т. п. Италия предложила предоставить постоянное место всему Евросоюзу с правом передачи полномочий от одного государства ЕС другому. О своих претензиях заявили также три африканские страны — ЮАР, Египет и Нигерия.
Против расширения СБ ожидаемо выступают все постоянные члены СБ ООН, справедливо указывая, что это «затруднит процесс принятия решений».
Инициативы вокруг «реформы СБ ООН» связаны с желанием Запада отстранить Россию от регулирования глобальных вопросов и с тенденцией подмены власти ООН властью НАТО 
В выступлении генсека ООН позвучало заявление о том, что «инструмент вето стали использовать слишком часто». Безусловно, это выпад в отношении России, поскольку из двух десятков случаев наложения вето (за период с января 2007 по 2018 годы) США это сделали 2 раза, а в остальных случаях его накладывала Россия самостоятельно либо, в меньшинстве случаев, совместно с Китаем.
В действительности «инструмент вето» использовался куда чаще в период с 1946 по 1955 гг., когда шло активное соперничество СССР и США. 
Неиспользование вето может дорого обойтись России. Так, случившееся в 1950 году неучастие представителя СССР в одном из заседаний СБ ООН дорого обошлось Советскому Союзу: США в этот день сумели провести через Совбез резолюцию, присваивающую их войскам в Корее статус «сил ООН».
Как представляется, легитимность решений СБ ООН сегодня ставят под сомнения односторонние действия различных стран в обход ООН. 
Наиболее свежий пример — удар США, Великобритании и Франции по позициям сирийского правительства 14 апреля без соответствующего обсуждения в СБ ООН. При этом Запад настаивает на «законности» этих ударов: участники встречи глав МИД G7 (прошла 21—23 апреля в Торонто) подтвердили, что нападение на позиции сил президента Башара Асада «имело основание».
Ранее проамериканская коалиция вторглась в Афганистан, обосновав интервенцию 51-й статьёй Устава ООН («самооборона») и 5-й статьей Устава НАТО («коллективная оборона»). В действительности 51-я статья предусматривает самооборону от «вооружённого нападения», но не от «террористической атаки» индивидуальных террористов (с таким же успехом РФ могла бы нанести ракетный удар по Амману за действия террориста, выходца из Иордании Хаттаба). 
Сегодняшняя практика такова, что Запад (США и ЕС) создают и толкуют «мировые понятия»; могущественные страны — обладатели ЯО (РФ, КНР, Индия и др.) действуют в русле Запада, но при необходимости игнорируют «международное право», а большинство стран планеты полностью зависят от одной из перечисленных выше категорий.
«Международные суды», как правило, применяют «международное право» лишь в отношении слабых стран, тогда как страна уровня Турции или Вьетнама не доверит такому суду своего гражданина, тем более, руководителя государства.
Таким образом, важным фактором падения авторитета СБ ООН является всё более частые случаи, когда НАТО начинает «подменять» ООН. 
В силу того, что над государствами нет инстанции, способной установить правила игры и принудить остальных к их исполнению, «международное право» остаётся условным понятием. Например, СБ ООН регулярно критикует ответные действия Израиля на арабский терроризм, однако израильские ответные акции остаются несоразмерными по масштабам.
Тупиковая ситуация в СБ ООН может привести к тому, что орган будет делегитимирован как институт. Вместе с тем, реформа СБ ООН в обозримом будущем вряд ли состоится, так как для этого необходим консенсус пятерки постоянных членов, который пока маловероятен в силу нового охлаждения отношений между Западом и Россией с Китаем. Основная масса государств — членов ООН будет продолжать относиться к постоянным членам как к «узурпаторам», которые присвоили себе привилегии.
Члены СБ ООН продолжат использование «права вето» не с той целью, которая была изначально прописана в Уставе ООН (для предотвращения войн, конфликтов и стабилизации международной ситуации), а с целью выяснения отношений друг с другом. 
Попытки создать устраивающий всех проект реформы СБ ООН ведутся с 1995 года, однако они и далее будут упираться во всё более увеличивающийся круг стран, имеющих определённые резоны для вхождения в состав постоянных государств-членов. Таким образом, сохранение «несправедливого» устройства ООН с 5-ю «привилегированными странами» обеспечит, по крайней мере, относительную эффективность этой организации и её способность принимать решения.




Автор: (sholban) Шолбан-оол Советович Полный текст статьи: http://operline.ru/content/v-mire/zapad-ishchet-sposoby-lishit-rf-vliyaniya-v-sovbeze-oon.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий